Пятница, 22 декабря 2017 12:41

Культур-мультур однако

1671

На Совете по Культуре решили соорудить новый закон о Культуре. (21.12.2017) 

Который бы отражал взаимоотношения гос-ва и культуры в форме общественного договора. В котором культура не была бы услугой. В котором чиновникам осталось бы только помощь в осуществлении творческих планов, то есть гос-во выступало бы меценатом, а не заказчиком. Образы и темы выбирались бы самими деятелями культуры, а не чиновниками. В котором не было бы унизительной и идиотской системы отчетов за израсходованные копейки. Такое фундаментальное изменение отношений ведет и к изменению форм взаимодействия гос-ва с сообществом деятелей культуры.

Существующая форма в виде Министерства не соответствует новым вызовам и требованиям общества. Фактически исправить "какие-то ошибки" чиновников в данном взаимодействии невозможно, сама существующая форма является ошибкой, если приводит к уголовным делам за совершенную работу, не способствует совершенствованию хозяйственной, охранной, реставрационной, научной деятельности. Творческая деятельность не должна зависеть от мировоззрения чиновников. Фактически речь идет о формировании новой среды взаимодействия, были упомянуты некие Центры по развитию направлений культуры. в частности продюсерские Центры развития кино, Фонд развития культуры и т.п., внегосударственные или с государственным финансированием, но с последующей передачей творческим союзам и фондам. Упомянулось о частном меценатстве, как основе развития культуры, ведь именно меценаты в дореволюционной России создавали театры и музеи, даже императорские театры создавались императором, как частным лицом.

Но есть очень большая вероятность, что советская парадигма, где культура - часть госидеологии, обслуживающей "народ" (власть и интересы властной группы) снова внесет коррективы, ностальгия по "званиям", "сталинским/ленинским премиям" за "правильное" искусство, - внесет свои коррективы, и снова получится нечто ни о чем. То, что проект Закона будет разрабатываться администрацией президента с участием творческих союзов не создает позитивного ожидания. А некоторые эмоциональные выступления и присутствие "смотрящего" от группировки РПЦ МП намекают, что всё благое (культура как общественное благо) может быть приватизировано поклонниками традиционного культа вовлечения в невежество.

Отстаивание ведущим своей позиции по судам (закон суров, но он закон) и непонимание разницы между соблюдением закона и преступным применением (извращением) законной процедуры, когда виновный определяется по идеологическим соображениям, а следователь, прокурор и судья только исполняют политическую волю, а не требования закона, намекают, что истинной причиной события (заседания) была не вдруг пришедшая откровенность о положении дел, а стремление повысить рейтинг у лидеров мнений, - деятелей культуры (в связи с мартовским деянием).

Амнистия конечно поможет конкретным людям вернуться к нормальной жизни, но она не устранит (а в какой-то степени усилит) те самые "некоторые недостатки" отстроенной "вертикали, которые в действующей системе "решить" невозможно. Просто потому, что они являются системообразующими.

В какой-то несчастной Великобритании приближенные к первому лицу гос-ва уходят в отставку просто за неосторожное высказывание, которое общество посчитало ложью. А министр нашей (великой) культуры (пойманный на неправомерном получении научных званий), присутствующий на Совете, послушно записывает поручения ведущего, и покорно выслушивает упреки в бездействии. 

Если новый закон будут писать такие же выдрессированные дилетанты (профессионалы), то мы получим ситуацию, какая наблюдается в Москве, - в свое время мэр Собянин решил провести реформу муниципального управления в городе, провел встречи с муниципальными депутатами, телевизор разрывался онлайн трансляциями счастья и обещаний златых гор. В результате город получил тоталитарное управление, где резко сократились не то что возможности муниципалитетов, но и управ и префектур. А "пробивавший" реформу общественник скоропостижно скончался. 

Ну это вообще свойственно современной власти, - награжденные и обласканные неожиданно умирают, попадают в аварии и катастрофы. 

Но тем не менее ждем проект Закона о Культуре на "широкое общественное обсуждение". Не привыкать.

Опубликовано в Water
Понедельник, 25 сентября 2017 16:54

К вопросу о сокровище

Turkey Troy Troia 4601 

Две книжки, которые произвели самое сильное впечатление в детстве.

Первая - биография Шлимана, написанная некоей русской женщиной. После прочтения возникло и до сих пор не развеялось стойкое убеждение, что мечтаемое им золото Трои всю его жизнь варилось во чреве Земли и к моменту раскопок оформилось в доспехи троянских царей, поднялось к поверхности и встретилось с искателем как раз в момент, когда он один ночью, без свидетелей, обрел чаемое.

Вторая книга попроще. Скандинавский автор с незапомненной гендерной принадлежностью описал молодого человека страдающего необычной болезнью. Ему казалось, что он ест всё вокруг, всё что видит, когда закрывал глаза, то ел всё что слышит, и процесс поедания мира был настолько реален, что его уже физически, а не иллюзорно, то есть доступно для окружающих существ, тошнило. И загрязняло поедаемый им мир.

Эти две истории настолько оскорбили нежные детские чувства, что, если бы кроме них не было никаких других, то, возможно, вера в магию, как произведение страсти на время, освещала бы весь дальнейший жизненный путь. Ведь совершенно понятно, что во втором случае мы имеем дело с неудачной попыткой магического действия.

Но потом появились свидетельства, что Шлиман перед Троей поставлял в российскую армию сапоги на картонных подметках и еле унес ноги из Питера.

А второй пример с течением времени всё больше похож на реальность, а не её отображение в уязвлённом сознании.

Именно тошнит. 

#прослушка

Опубликовано в Water

Первая в истории цивилизации библиотека известна как Александрийская, ее значение для развития человечества невозможно переоценить. Сама библиотека, как хранилище папирусных свитков, составляла часть Мусейона Александрийского, учрежденного Птолемеем I, – древнейшего культурного явления, продолжающего традиции греческих почитателей муз, философов, образовавших Ликей и Академию, содружества ученых, которое современные исследователи рассматривают как общественный образовательный институт, развивающийся от частноправового к государственному учреждению.

Опубликовано в sience