Показать содержимое по тегу: действительность
Среда, 27 сентября 2017 16:11

Атомистика.

atom

М.М.Филиппов

«Философия Действительности»

СПб.1895-97

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИДЕЯ РА3ВИТИЯ

ГЛАВА III.

Атомистика.

Из всех древнегреческих философских учений, ни одно не оказало такого сильного влияния на новейшие физические теории, как учение атомистов. Учение это, конечно, существенно отличается от атомистической гипотезы, служащей основанием новейшей химии; тем не менее, древний атомизм был, без всякого сомнения, важною подготовительною ступенью для физических н химических теорий отдаленного будущего.

В учении атомистов мы впервые встречаемся с отчетливыми представлениями о некотором материальном агенте, как основной причине всех явлений природы,—агенте, познаваемом, однако, не при помощи непосредственного чувственного восприятия, но путем размышления над данными этого восприятия.

Связь греческой атомистики с новейшими физическими, а вследствие этого и философскими учениями, была одною из причин крайне разноречивой оценки этого философского направления, причём спорили и о происхождении, об историческом значении атомистики. Поклонники Платона, как например Шлейермахер и Риттер, нередко относились к главе атомистического учения— Демокриту настолько пристрастно и враждебно, как будто речь шла о современном им философском противнике. Атомистов поместили, прежде всего, в разряд софистов, которых осуждали без всякого разбора; затем, специально по адресу атомистов, и еще специальнее—против Демокрита, выставлялся ряд обвинений, нередко в высшей степени курьезного характера. Демокриту ставилось например в вину даже его замечание, что он моложе Анаксагора. В этом Риттер увидел доказательство крайнего тщеславия Демокрита.

В новейшее время, более объективное отношение к Демокриту может быть найдено даже у писателей явно идеалистического направления, как например у Виндельбанда. Замечательно, однако, что при этом проявляется своеобразное стремление—доказать, что атомизм был в начале совершенно независим от каких-либо опытных данных и явился неизбежным последствием развития чисто метафизических начал. Вместе с тем явились и попытки приписать заслугу основания атомистики и даже разработки её руководящих начал—предшественнику Демокрита, Левкиппу, которого в свою очередь оказалось не трудным связать и с элейцами, и с Гераклитом. К сожалению, о Левкиппе почти ничего неизвестно, исключая того, что он был старше Демокрита и что последний был его учеником и другом. О некоторых взглядах Левкиппа, отличающих его от Демократа, будет, впрочем, сказано; здесь же достаточно заметить, что Левкипп был почти забыт еще в древности, до того, что Эпикур—один из виднейших представителей более поздней атомистики, выражал уже сомнение, существовал ли когда-нибудь Левкипп. Что касается Аристотеля, он, говоря о Левкиппе, почти всегда ставит его рядом с Демокритом. Во всяком случае, очевидно, что Демокрит значительно развил и дополнил все, заимствованное им у своего учителя и друга.

Опубликовано в philosophyofreality

Первая в истории цивилизации библиотека известна как Александрийская, ее значение для развития человечества невозможно переоценить. Сама библиотека, как хранилище папирусных свитков, составляла часть Мусейона Александрийского, учрежденного Птолемеем I, – древнейшего культурного явления, продолжающего традиции греческих почитателей муз, философов, образовавших Ликей и Академию, содружества ученых, которое современные исследователи рассматривают как общественный образовательный институт, развивающийся от частноправового к государственному учреждению.

Опубликовано в sience

сократ

М.М.Филиппов

«Философия Действительности»

СПб.1895-97

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИДЕЯ РА3ВИТИЯ

ГЛАВА I

(продолжение) 

Метод Сократа и его отношение к естествознанию. Я считаю особенно необходимым настаивать на том обстоятельстве, что главной чертой, отличающей Сократа от большинства современных ему учителей философии, т. е. софистов, был взгляд Сократа на нравственность, как результата разумного отношения человека к самому себе и к окружающему, и связанный с этим взглядом метод исследования этических вопросов. Но этот метод, каково бы ни было применение, данное ему самим Сократом, приложим ко всем вообще отраслям знания, так как он основан не на одной субъективной оценке того или другого явления, а вместе с тем на исследовании объективных условий нравственного поведения. Совершенно сходясь с софистами по вопросу о том, что центром тяжести философского исследования должен быть сам человек, Сократ, однако, не считал возможным освободить человека от внешнего, объективного мерила деятельности, а таким мерилом представлялись для него самые законы человеческого разума. Усвоение этих законов дается, по мнению Сократа, не мимолетными побуждениями: не произволом того или иного отдельного субъекта, но исследованием общих свойств человеческой природы. Такое исследование должно быть строго индуктивным, т. е. должно исходить из частных фактов, и путем обобщения и выработки общих понятий должно, в конце концов, привести к общим и общеобязательным правилам поведения. Нравственность является при этом не как нечто независимое от разума, но как практическая сторона этого разума, не могущая, поэтому, никогда стать с ним в противоречие.

Опубликовано в philosophyofreality
Вторник, 05 сентября 2017 11:49

Избранные места из переписки

324940

... по Вернадскому есть постоянное взаимодействие между "живым веществом" и "косным". "Косное" находится в состоянии "механического" соединения в результате различных взаимодействий, но тем не менее постоянно распадается, это и разрушение сложных образований и радиоактивный распад, распадаются все элементы, даже протон, время "жизни" которого сравнивают с общим временем "жизни" Вселенной, "косное" имеет четную симметрию и характеризуется как "открытая" система. "Живое" заключено в оболочки, и постоянно фильтрует с их помощью "косное" вещество, пропуская всю вселенную через себя. Имеет нечетную симметрию строения и постоянно воспроизводится, копируясь (размножаясь) и оставляя после себя распадаться другие соединения "элементов" (атомов и молекул). Это постоянное взаимодействие "живого" и "косного" в основе своей имеет логическую схему - "сигнал-обратная связь", или "отражение", которое может быть и "поглощением" и "растворением" и "соединением" и "тяготением" и "отталкиванием", в зависимости от конкретных условий и взаимодействующих сред.
... "жизнь" в привычном, классическом, биологическом, привычном виде ниоткуда не взялась, ее появление уже предопределено самим развитием (взаимодействиями сред) вселенной, "жизнь" закономерно (обязательно) появляется в случае наступления определенных условий. Обратите внимание, что в процессе "эволюции" или "этапов" развития чего-бы то ни было, во-первых меняются вместе с развивающимся "телом" характеристики "среды", во-вторых субъекты/объекты предыдущих "этапов" не исчезают в одно мгновение, а приспосабливаются и к меняющимся условиям и к появлению новых форм, и это также "сигнал-обратная связь", в-третьих, - взаимодействие сред и размерностей: вселенная по расстояниям между галактиками представляет собой твердое тело, межзвездные расстояния в галактиках - жидкость, межпланетные среды - газ и т.д., нельзя переносить процессы "макро" на процессы "микро", грубо говоря взаимодействия галактик между собой не оказывают никакого влияния на существование отдельных звезд или планет в них, а существование человека не влияет на субатомные процессы в "атомах" в человеке.
Значение "пограничных" сред, например взаимодействия солнечного света, воздуха, воды и земли, то, что Вернадский определял как биосферу - невозможно недооценивать, именно в этой тонкой "пленке" происходят события "жизни", именно эта среда характеризуется множественными и сложными "отражениями", обратными связями, цикличными процессами, именно здесь проявляются и процессы внутренней "жизни" Земли (вулканические процессы, образование химических соединений и т.п.) и внешние процессы - приливы-отливы, метеориты, кометы, солнечное излучение, оседание космической пыли и т.д., плюс электрохимия и магнитное поле. Понятно, что выделяя в теоретическом исследовании одну "линию" "происхождения жизни" неизбежно возникают вопросы и необъяснимые одной теорией "лакуны", причем, надеюсь, понятно. что в реальной вселенной нет никакой "пустоты" и нет никакой "несущей" "подстилки" у которых "крутятся" шарики звезд и планет и которую "проминают" собой массы тел. ..
Также нельзя не отметить влияния собственно исследователя и его связи со вселенной в отображении вселенной и построении "картины мира", это тоже сложное отражение с обратными связями от опыта-памяти и от коллективного миропонимания и от модели-языка описания происходящего вокруг... 
... процессы "понимания" (чувства в опыт/память) или "сознания" (знаки в чувства в опыт/память) образуются уже в сложных системах, также как радиопередача и радиоприем "возникают" в сложных системах, а не выводятся логически из строения радиоприемника или радиопередатчика, а жизнь - в этом примере, - это сам процесс приемо-передачи...
#прослушка

...обратите внимание, что и понятие "энергии" связано только с субъектом восприятия, с тем кто наблюдает/использует некий процесс, "энергия" - характеристика результата/течения процесса (взрыва, химической реакции и т.п.) точно также как и информацию, энергию невозможно отделить от вещества (недаром она определяется через массу, скорость и скрытое в скорости "время", которое тоже двойственно), а вещество - это только часть вселенной, доступная актуальному взаимо/действию субъекта. Необходимо строго разграничивать понятия/термины, которыми субъект обозначает им видимое (схему, проект, идею), от той реальности, которую он постоянно проживает, меняя свои возможности видения/переживания. И "энергия" и "информация" и "время" (и "мышление") возникают в процессе жизни субъекта - в его восприятии и последующем обозначении символами (сознании), для "расширенного" восприятия/сознания вся вселенная представляется информационным банком данных (совокупностью результатов/процессов взаимодействий) и в этом случае управление (своей жизнью, процессом обработки доступных данных) сводится к размерности позиционирования и скорости восприятия, то есть к "качеству" информационного канала, по которому поступает (воспринимается) "информация". Если учесть, что все процессы (в том числе и "жизнь" и "восприятие") имеют колебательный характер (что проявляется в цикличности) и дискретный (прерывистый, что проявляется на размерностях "микромира") то "гармония", ... - это согласование "каналов" восприятия и между субъектами восприятия ("сверим часы", "договоримся о терминах") и между субъектом и воспринимаемым им "миром вообще". 
Основная проблема в восприятии (и сознании) - это как раз постоянное воспроизводство "вавилонской башни" (модели устройства вселенной) и восприятие "мира вообще" (мира независимых от восприятия субъекта взаимодействий) через эти модели... #прослушка

... Хотелось бы отметить существенную разницу между субъектом и организацией субъектов в некие объединения.

Если поведение субъекта по отношению к другим субъектам и объектам/процессам можно рассматривать с биологической точки зрения (размножение), физической/химической (обмен веществ) и коммуникативной, информационной (связь, сигналы, передача опыты/информации), то в организации субъекты теряют свойства биологические и физико/химические, остаются только коммуникативные/информационные свойства канала/среды взаимодействия.

Второе отличие - переход субъекта из организации в организацию, субъект не может поменять себе голову (выбрать правительство) и т.д.

Третье - организация не является субъектом в физико/химико/биологическом виде, то есть наделение организации чертами субъекта - заблуждение и литература, полемические приемы, не более. "Народ", "Россия" - это понятия, которые не относятся к субъектам "живого" взаимодействия, они находятся в "сфере" политического рассуждения, представлений географического характера и т.п. Рассказывать о том что "народ" болен или "Россия" терпит - это плохая литература. Это к тому, что "народ" в лице субъектов выбирает ту среду существования, в которой ему комфортно.

В идеале субъекты должны выбирать себе те услуги правительства, как организации управления инфраструктурой, обмена информационными и товарными потоками, которые считают необходимыми для себя. Коллектив - это уже информационная система, состоящая из частных лиц, как бы не хотелось и желалось, управлять коллективом будет самый сильный, беспринципный и не сомневающийся в своей правоте, а остальные будут ему подчиняться (или убегать). Стремление "вырастить" "умный", "добрый" и "правильный" коллектив - похоже на стремление вместо леса с ёлками вырастить сад с вишнями, отсюда и позиция садовника - "наш народ" (наш лес, щепки летят, новый человек и т.п.), это такая же Утопия как и все остальные, поскольку свойства личности переносятся на свойства организации, но никакая организация не может быть "доброй" или "злой", она действует по установленным правилам, информационным политикам, подчиняясь логическим "вентилям", поэтому любую организацию можно легко смоделировать в логической схеме (компьютерной программе).... #прослушка

Истина - одинакова для всех субъектов и неоспорима, то есть очевидна, однозначно трактуема и одинаково воспринимаема чувствами. Этим критериям соответствует только рождение субъекта и смерть субъекта. Но, чувственное не принадлежит всем, оно субъективно, даже в случае эмпатии, сопереживания, все сопереживают тоже по своему. В чувственном восприятии нет истины, в интерпретациях тоже нет истины, каждый по своему трактует и показания чувств, и воспринимаемые знаки, рождение и смерть субъекта переносятся в трансцендентную реальность, которая непознаваема, и Истина попадает в поле суждений, ограниченных общими аксиоматическими понятиями, согласованными терминами и единым смысловым полем, контекстом, не подразумевающим других толкований. Здесь возникают вопросы согласования, самой принципиальной возможности договориться о эталонах аксиом и терминов, в практическом плане все сводится к хоровому пению и после перебора многочисленных вариантов к воспроизведению "ооуумм", звука, в котором всё, и конец и начало. ;)#прослушка

Если несколько расширить понятие "деятельность мозга" и включить в него не только органы чувств тела, но и формирующую сознание (коллективную обработку сигналов в знаки и обратно) среду (цивилизацию), то нейрофизиология возможно с этим объектом найдёт какие-то вполне вычислимые отношения, которые позволят забыть о "мозге" как "источнике" сознания, и перейти к реальному моделированию. В свое время считалось что из глаз исходят лучи зрения, позволяющие видеть.

 "подсознание" - общее наименование процессов, неотображаемых знаками (ещё незафиксированных в образы и чувства), процессы, потомком которых являются процессы "мышления". В Сети это процессы технологические, транспортные, невидимые пользователю, - согласование протоколов связи, перенаправление пакетов данных, обращение к массивам памяти и т.п., а вот работа со знаками в интерфейсе "рабочей среды" - это уже сознание. С человеком все сложнее, поскольку множество процессов регулируется даже не на уровне транспорта сигналов, а в клеточных оболочках, именно на происходящее на "периферии" в первую очередь реагирует ЦНС в "автоматическом" режиме, который "тренируется" ("опыт жизни", вестибулярный аппарат, и т.п.), поэтому "отсекая" большую часть процесса "сознания" и погружаясь в "глубины" мозга нейрофизиология выдает только мифы о "сознании в трубочках", "коннектомах" как сетевых сущностях, организующих сознание и т.п. Огромные массивы данных, к которым может обращаться человек отдельно и человечество как распределенная сетевая матрица, остаются за пределами "актуальной модели", "текущей парадигмы", отображающейся в коллективном "уме" исследователя...

Подсознание и "архетипы" в нем - ещё одна интересная модель информационного обмена в "мозге". Предполагается что "архетипы" "по умолчанию" имеются в каждом вновь рождающемся человеке, как это связано с геномом - непонятно, то есть "механизм" появления архетипов в сознании/подсознании неявен, нет явного "закрепителя" и "переносчика" этих архетипов. Генетики говорят разное и ищут "носителей всего опыта" в генах, это как искать Грааль с остатками питья и слюны Бога и с помощью этих "значимых величин" расшифровывать всю "книгу бытия", такая современная каббала на "четырехбуквенном" коде белков днк-рнк. Иногда кажется, что люди не понимают что нет никакой разумной сущности "природа", которая что-то кодирует в сочетаниях белковых цепочек, разум появляется на других масштабах взаимодействий, на уровне взаимодействия субъектов, это как все твердое вещество вселенной находится в узком спектре всех взаимодействий, собрано в "телах", а "жизнь" составляет мизерную часть слоя на поверхности одного из этих тел, "разум" сконцентрирован совсем в небольшом количестве субъектов, которых можно представить в виде коммуникационной среды, постоянно обменивающейся информацией и частями друг друга, которые преобразуются поколениями/волнами нарождающихся субъектов "сознания", которое является "потомком" процессов "отражения" "рефлексии" , свойственных всем взаимодействиям во вселенной (поглощение, растворение, отторжение и т.п.). Само восприятие Природы, как "внешней силы" - такой же архетип, как присвоение "души" Ветру или наделение "силой" Волн Океана, ну да, они же движутся, может и "живые"....

 

Опубликовано в Water

sophist

М.М.Филиппов

«Философия Действительности»

СПб.1895-97

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИДЕЯ РА3ВИТИЯ

ГЛАВА I

(продолжение) 

Софисты и Сократ. Если следовать строго хронологическому порядку, то пришлось бы изложить сначала учение атомистов, по крайней мере в том виде, как оно было основано Левкиппом. Мне кажется, однако, что при изучении развития научного миросозерцания, а оно и составляет цель настоящего очерка, удобнее нарушить хронологическую последовательность н рассматривать Левкиппа вместе с Демокритом: но Демокрит, как современник Сократа и Платона, едва ли должен быть изучаем раньше ознакомления с софистами. Из этого вовсе не следует, чтобы атомистика была, как полагаете напр. Риттер, одною из форм софистики. Здесь же мы можем подчеркнуть, что в то время, как значение софистов—главным образом, благодаря апологии, написанной Гротом, — в новейшее время обыкновенно преувеличивается, роль атомистики, хотя и не пустившей глубоких корней в античном мире и не выдержавшей состязания с учениями Платона и Аристотеля, нередко оценивается слишком низко. Впрочем, Ланге, в своей „Истории материализма" впадает в другую крайность, стараясь возвысить Демокрита на счет Аристотеля.

Что касается софистов, можно было бы обсудить их учения с гораздо большим удобством в III части этой книги, где будет идти речь о теории познания. Тем не менее и здесь приходится сказать несколько слов, по той уже причине, что учение Протагора о субъективной мере вещей неотделимо от основных вопросов всякого позднейшего научного миросозерцания.

Переход от физики к диалектике. Развитие мысли не имеет характера той строгой постепенности, какую мы видим, например, в органической эволюции. Правда, и в органическом мире иногда встречаются скачки или резкие уклонения, но они очень редки и большею частью подвергаются быстрому исключению. В мире умственном и нравственном порою встречаются переходы, имеющие чисто революционный характер. Ближайшее исследование таких переворотов показывает, однако, в большинстве случаев, что явление, кажущееся внезапным и неожиданным, было подготовлено другими, мало заметными, но все-таки существенными стадиями развития. Эти общие начала вполне применимы к тому умственному движению, которое обнаружилось в древней Греции в эпоху Сократа. Зачатки софистических приемов и выводов, без сомнения, могут быть найдены еще в начале развития греческой философии. Правда, в этот период, философия была, но преимуществу физикой, т.е. объяснением явлений природы. Однако, уже очень рано были поставлены некоторые вопросы этики и теории познания; явились также попытки анализа некоторых основных понятий, как теоретическая), так н практического характера. Некоторая доля скептицизма замечается, прежде всего, по отношению к народными верованиям, иногда даже в форме полного отрицания наивного антропоморфизма; являются жалобы на ограниченность и скудость человеческих знаний и вместе с ними—сомнения относительно возможности глубокого познания природы. Наконец, частью у Гераклита и его последователей, но главным образом, у элейцев, мы встречаем и более радикальные попытки— подвергнуть сомнению некоторые положения, кажущиеся самоочевидными. Но это еще не скептицизм и даже не диалектика в настоящем смысле слова, так как все философы досократовской эпохи выступают, в своих собственных физических и иных теориях, как чистые догматики. Лишь у Зенона, изобретателя общеизвестных софизмов о невозможности движения и др. в том же роде, мы видим значительное приближение к софистам и по приемам, и относительно результатов. То же можно сказать о некоторых позднейших учениках Гераклита.

Опубликовано в philosophyofreality

anaksagor 

М.М.Филиппов

«Философия Действительности»

СПб.1895-97

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИДЕЯ РА3ВИТИЯ

ГЛАВА I

(продолжение) 

Анаксагор. Неполный дуализм природы и духа. Анаксагор из Клазомен занимает важное место в истории мысли, главными образом, как посредник между ионической н аттической философией; но и специально в истории воззрений на природу он играет заметную роль и может быть поставлен рядом со своим современником Эмпедоклом. Кто из них раньше прославился, как философ — это вопрос не существенный, по той причине, что оба они, много заимствовав от ионийских и элейских философов, пошли, однако, несколько различными путями и едва ли могли сколько-нибудь повлиять друг на друга. В то время, как например заимствования, сделанные Эмпедоклом у Парменида, не подлежат сомнению, влияние на него Анаксагора мало правдоподобно; точно также и обратное влияние Эмпедокла на Анаксагора не имеет в свою пользу никаких данных, хотя бы мы приняли усвоенное большинством историков философии мнение, что Анаксагор стал писать очень поздно.

Опубликовано в philosophyofreality
Пятница, 25 августа 2017 15:24

Эмпедокл. Понятие об элементах.

эмпедокл 

М.М.Филиппов

«Философия Действительности»

СПб.1895-97

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИДЕЯ РА3ВИТИЯ

ГЛАВА I

(продолжение) 

Эмпедокл. Понятие об элементах. Первым ионийским философам удалось, до известной степени, освободить мысль от чисто мифологических понятий; им же принадлежат и первые попытки привести сложные тела, наблюдаемый в природе, к более простым началам. Всего естественнее было при этом допустить лишь одно начало, что мы и видим у первых ионийцев; этого уже требовала экономия мысли, стремящейся к самому простому объяснению. Избирая одно какое-либо начало, эти древние философы поступали вполне разумно, сообразно с тогдашними фактическими знаниями о природе. Для допущения нескольких элементов вместо одного, требовалось какое-либо основание, например, невозможность объяснить явление помощью только одного начала; и мы, действительно, видим, что постепенно философы начинают увеличивать число элементов и вводят все новые и новые начала н силы, причем на первых порах между силою и веществом не проводится ясного различия. Вода, воздух, огонь, теплое и холодное, влажное и сухое в тех или иных сочетаниях являются у ионийцев, и у пифагорейцев, и даже у стоящего особняком Гераклита. Любители аналогий между древнегреческим миром и Востоком могли бы привести по этому поводу ряд цитат, указывающих на сходную роль, приписываемую тем или иным стихиям египтянами, персами, индусами и даже китайцами; но, к сожалению, аналогии эти можно провести еще шире, указав, например, на полинезийцев, на нынешних и вымерших цветнокожих обитателей Америки и на другие племена, очевидно не оказавшие ни малейшего влияния на древнегреческую цивилизацию. Значение стихийных начал, каковы вода, земля, воздух, огонь настолько велико в жизни человека, что в той или другой форме эти начала необходимо появляются во всех древнейших космогониях; отсюда, однако, еще далеко до отчетливых представлены о стихиях, как элементах, из которых составлено все существующее; и по общему свидетельству всех надежнейших писателей, установка четырех элементарных начал должна быть приписана Эмпедоклу. Это философское открытие может в наше время показаться крайне наивным, но для своего века оно было крупными шагом вперед, так как без установления понятия об элементе нельзя было и думать о разложены сложного на простое и, обратно, о соединении простых тел в сложные, а в этой мысли скрывается уже первый зародыш будущей науки — химии. Вместе с тем, Эмпедоклу удалось уже освободиться от гилозоистического взгляда древнейшей ионийской школы; хотя и его объяснение не может считаться в настоящем смысле слова механическими, но важно уже то, что у него является мысль о недостаточности прежнего объяснения. Самоподвижность материи, в силу присущей ей жизненности, уже не удовлетворяет Эмпедокла. Он вынужден прибегнуть к полу механическим понятиям о дружбе и вражде, при чем первая играет роль соединяющей силы, вторая—роль разделяющей: не смотря на антропоморфическую терминологию, Эмпедокл пользуется этими силами, как чисто механическими притяжением и отталкиванием.

Эти основные положения философии Эмпедокла могли бы придать ей высокое значение в истории мысли, если бы этот философ не отличался двумя качествами, сильно понижающими его роль в истории философии: одно из этих качеств чисто нравственного порядка, другое относится к теоретической области. Прежде всего, Эмпедокл обладал чрезмерной склонностью к жреческим приемам. Отчасти это зависело от его занятий медициной, которая, в его время, была еще чересчур близка к магии и знахарству. По-видимому, он сам верил в свое полубожественное происхождение и вел себя, как настоящий чудотворец. Сохранились отрывки из поэмы Эмпедокла («Очищения»), где он самым наивным образом воспевает себя, как полубога, хотя, очевидно, несколько тяготится и своей ролью, и необычайными почестями, которые везде ему оказывались. Не следует забывать, что Эмпедокл жил в Агригенте, где почва была благоприятнее для чудотворцев, чем в Ионии и на греческом материке. Если вспомним, однако, о мужественной борьбе Ксенофана с народным антропоморфизмом, то придется сказать, что Эмпедокл, в этом отношении, сделал огромный шаг назад. Если же мы добавим, что почти одновременно с учением Эмпедокла явились первые начала гораздо более выработанное механическое миросозерцание атомистов, то это еще более заставит нас признать роль Эмпедокла не первостепенной. Впрочем, именно атомисты всего ближе примыкают к Эмпедоклу: этим объясняется высокое уважение, которым он пользовался у позднейших последователей атомистики, как например у Лукреция.

Не мешает помнить, что установленные Эмпедоклом элементы вошли в позднейшие философские и физические теории и держались крайне упорно, играя роль даже в воззрениях алхимиков.

Но прежде всего необходимо точнее установить, в чем именно состояло учение Эмпедокла о четырех элементах—а это тем важнее, что система Эмпедокла была не раз излагаема в извращенном виде. В нашем изложении мы будем пользоваться, кроме нескольких специальных работ об Эмпедокле, еще отрывками из его обеих поэм, собранными Пейроном, Штейном и др. Стихотворная форма произведений Эмпедокла не избавила их от искажений со стороны компиляторов и переписчиков; но зато здесь гораздо легче заметить порчу текста, и, сверх того, слог Эмпедокла, несмотря на склонность этого философа к ораторским приемам, далеко удобопонятнее, чем отрывистая и загадочная проза Гераклита. Большая часть недоразумений по поводу учения Эмпедокла относится, поэтому, лишь на счет позднейших писателей, например, новоплатоников, истолковывавших всех древнейших философов в своем духе и ради своих целей. Аристотель и здесь оказывается надежным руководителем.

Опубликовано в philosophyofreality
Воскресенье, 20 августа 2017 20:33

Пифагорейцы

pifagor 

М.М.Филиппов

«Философия Действительности»

СПб.1895-97

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИДЕЯ РА3ВИТИЯ

ГЛАВА I

(продолжение) 

Переходом от ионийской философии природы к метафизи­ческим умозрениям позднейшей эпохи служит пифагорейская система.

Если оставить в стороне все легенды и позднейшие переделки учения Пифагора, то окажется, что не только о жизни, но и о сочинениях этого философа нам известно немногое: пробел тем более чувствительный, что и ионийская натурфилософия обрывается после Анаксимена, так что приходится пропустить несколько поколений, прежде чем мы достигнем Ксенофана, Гераклита, Парменида и Анаксагора. Промежуток этот можно было-бы отчасти заполнить, если бы мы имели сколько-нибудь точные сведения о первых учениках Пифагора и, с другой стороны, если бы была точнее выяснена связь между ионийскими натурфилософами и Анаксагором. И то, и другое чрезвычайно затрудняется скудостью достоверных источников, а еще более обилием неправдоподобных сведений.

Замечательные исследования Целлера о пифагорейских преданиях в значительной мере очистили историю философии от басен, но и этому исследователю не везде удалось восстановить учение Пифагора в его первоначальном виде, и если не будут открыты новые источники, то едва ли такая задача окажется вы­полнимой.

Ограничиваясь сколько-нибудь правдоподобными данными, даже при самом осмотрительном выборе, нет возможности сказать, что именно принадлежит Пифагору и что его ближайшими уче­никами. По этой причине, здесь будет идти речь не о филосо­фии Пифагора, а вообще о древнейшем пифагореизме, который

необходимо отличать от позднейших новопифагорейских учений, и близко родственных с так называемыми новоплатонизмом. Только ради удобства, я буду употреблять иногда выражение: уче­ние Пифагора, причем необходимо помнить, что под этим не подразумевается точное выделение личного элемента, принадлежащего основателю учения. Впрочем, это едва ли особенно важно, если вспомним, как велик был у пифагорейцев авторитета учителя. Очень возможно, что прибавки, сделанные его первыми учениками, были не особенно существенны, или, по крайней мере, не исказили первоначальный смысл учения.

Пифагореизм важен для нас в двух отношениях. Прежде всего, он представляете переход от наивного реализма ионийской натурфилософии к идеализму Платона, т. е. к наиболее идеалистической системе всей греческой философы; затем, уче­ние Пифагора представляет первую попытку формулировать за­коны явлений на основаны чисто количественного принципа, в противоположность качественными определениям ионийской школы. Как уже было выяснено, из этой последней нельзя исключить и Анаксимандра: так, как и у этого философа основное начало -его «беспредельное», имеет не математический, а физический харак­тер представляя неограниченное по размерам, самоподвижное и саморазвивающееся вещество. У пифагорейцев мы видим, наоборот, чисто математические, именно арифметические определения: в роли мирового начала фигурируете число. Резкость перехода от физики ионийцев к математике Пифагора, впрочем, смяг­чается теми взглядами, которые существовали у пифагорейцев относительно чисел. Значение пифагоровой «теории чисел» было предметом споров еще в древности. Позднейшие писатели упре­кали, например, Аристотеля в том, что он не понял и исказил систему Пифагора. Некоторые новейшие историки, в свою оче­редь, пытались доказать, что учение о числах следует понимать в символическом смысле: другие доказывали, что у самого Ари­стотеля есть противоречивые показания на этот счет. На самом деле, смысл учения Пифагора о числах довольно ясен и едва ­ли отличается от того, который был ему придан Аристотелем.

Опубликовано в philosophyofreality
Понедельник, 30 ноября -0001 02:30

Философские сообщения

Различие между метафизиками (идеалистами) и практиками (материалистами) заключается не в том, что первично, с чего началось развитие, что дало начало процессу (курица или яйцо, материя или сознание, Бог или Природа), а в том, что является целью Познания. Для идеалистов это Схема (Догма) - фиксация в правилах, записях, всего наблюдаемого мира (формула, свод законов, отношения констант и т.п.), эта Схема выражается в Знаках (обычно недоступных непосвященным, необученым), Кодексах и т.п. Для материалистов (эмпириков, практиков, конструкторов), - Схема (Догма, кодекс) является лишь промежуточным состоянием (чертежом), который сверяется с реальностью, появляются новые факты, совершаются "открытия" и т.д. (схема меняется). "Телесность" и "духовность" сейчас приняли формы "аппаратного" и "программного" обеспечения (вычислительного процесса, процесса моделирования), а "разумность" - не более чем целесообразность, рамки "разумности" ограничены как морально-нравственными нормами (мерой) общества, так и целеполаганием процесса. У идеалистов разумность не выходит за пределы Схемы, а у эмпириков - за пределы инструментария (набора способов, методов и ресурсов).
Пространство-Время - это одно и тоже, просто мы воспринимаем, фиксируем по разному доступное нам, а смысл (действие с мыслью) появляется только при взаимодействии мысли и реальности (идеального и практического). Пределы существуют только у частей, общее беспредельно. Любая Схема, теория - всего лишь часть мира, сам мир бесконечен и не может быть "охвачен" одной теорией. Удовлетворенность - достижение помысленного, свершение плана, исполнение задания, программы, воли.#прослушка

 

Чтобы замедлить, остановить или перезапустить процесс созревания организма субъекта, в том числе и личности, как субъекта сознания, необходимо понимать сам процесс жизни субъекта не как суммы работы систем и программ, а как эволюции взаимодействия физических процессов. Один из таких процессов - формирование семени/яйца для сохранения и передачи информации из поколения в поколение, собственно именно возраст половозрелой особи и стремятся остановить, продлить, перезапустить. К современной медицинской практике и теории такой подход неприменим. А "старение - болезнь" это просто лозунг, понятный на бытовом уровне, но дезориентирующий в постановке задачи. #прослушка

 

Кант отмечал разницу между догматическим и эмпирическим мышлением, к концу 20 века в восприятии массовой культуры эта разница фиксировалась как "физики-лирики".

В самом процессе познания, у каждого субъекта есть два момента этого процесса - практический (действие) и логический - фиксация действия в памяти, у людей - и в знаках внешней памяти). Некоторые субъекты более склонны к одной стороне процесса (эмпирики, практики), а другие - к противоположной (теоретики, догматики).

Причем у каждой из сторон тоже есть точки-экстремумы, которые проявляются как маниакальные, отрицающие и не допускающие существование противоположностей. А процесс познания является потомком более "фундаментального" взаимодействия. которое по Вернадскому проявляется как "живое-косное" и т.п.

Более того в процессе фиксации событий тоже можно увидеть "действие-закрепление", проявляющееся в создании знаков, их считывании и т.п.

Процесс считывания знаков в максимуме отрывается от действия, сам становится действием, которое уже не сопряжено напрямую с внешней по отношению к субъекту средой отношений, превращается в культ, обслуживание самого себя (изучение сформированной модели, знаковой среды, пример - каббала).

Субъекты, погруженные в это состояние (позицию), следят уже не за отношениями к происходящим вне их процессам, а только за соответствиями внешней среды к зафиксированным когда-то отношениям в собственной знаковой системе, Схеме, Догме. Факты и отношения, противоречащие Схеме, Догме, отвергаются. А все остальные субъекты считаются по умолчанию тоже относящимися к Догме, Схеме, как ее сторонники или противники, другие позиции не рассматриваются, поскольку не берутся во внимание, при маниакальном "служении" (нахождении в точке абсолютного экстремума) они просто недоступны и часто перемещают сознание субъекта в область психического заболевания (когда Догма, Схема замещает собой всю доступную среду общения). #прослушка

 
... Если рассматривать процессы определения позиции как транспорт, связь с некоей объективной картиной мира, которая также явлена субъекту во внешней памяти, то объективация - это процесс согласования, а субъективация - рассогласования. Это когда "субъект-объект" = "я-предмет" и "субъективное-объективное" = "личная фиксация-коллективная фиксация". Но есть ещё вариант. Субъективное - это нативное восприятие, естественное, а объективное - с помощью "объектива", инструмента. Причем в качестве инструмента может использоваться не только внешний предмет, но и модель представления, включающая в себя язык описания, парадигму восприятия знаковой системы и сложившуюся систему отношений. Здесь "нативное" - свойственное всем субъектам, одинаково ощущаемое, заданное, как инстинкт, в этом случае разные инструменты будут создавать разную "объективную" реальность. Объективация тогда сводится к поверке инструментария и унификации технологий применения. #прослушка 
 
... всегда (некоторым невозможно) сложно представить ощущаемый двунаправленный поток (сигнал-обратная связь, дедукция-индукция, прогресс-регресс и т.п.) в однонаправленной логике - от начала к концу суждения. С движениями планет у древних наблюдателей были те же проблемы, там получались петли при отрисовке пути планет ("блуждающих") по небесной сфере ..идея совершенного существа (с общественным благом, самодостаточностью и т.п.) - Солнце (оно и геометрически совершенно). #прослушка
 
 
 
 
Опубликовано в Talk
Страница 2 из 2