Показать содержимое по тегу: юмор
Среда, 20 сентября 2017 09:05

Памяти "Капитала" Маркса

i464637  

"- Папа, кто такой Карл Маркс?

- Карл Маркс? А! Экономист.

- Как тётя Сара?

- Нет, тётя Сара старший экономист." 

(советский анекдот)

 

Дядя Яша говорил кратко и веско. Слова складывались в фразы как скрижали Завета в Ковчег. 

- Вы спрашиваете, отчего развалился Советский Союз? Он развалился от "Капитала" Маркса. Все Священные Книги, даже те, которые читаются круглогодично, написаны не для чтения и понимания, а для поклонения. Михаил Булгаков хорошо это понимал, вложив в уста Иешуа фразу о том, что записываемое за ним не соответствует произносимому им. Попробуйте воплотить в жизнь, как говорили в СССР, - "внедрить", - идею о непорочном зачатии. Что будет? Все вымрут. Нет смысла говорить о самой Книге, если ее текста не понимают. Попробуйте применить Книгу к реальности, к делу. Очень скоро любая Книга встанет на полку памятником Ушедшему Времени. Ленин приезжал из Горок в Кремль перед смертью и искал в книгах спасительный Текст, и не находил. Так и умер, свято веря в Слово.

Без труда, несомненно, не вынешь рыбку из пруда, и кто не работает тот не ест, но труд, - это прежде всего необходимость выживания. Трудятся и пчёлы с муравьями, создавая запасы на неблагоприятный период жизни. Тоже Капитал. А плоды и семена? Деревья и кусты "трудятся" всё лето? Создавая что? Правильно, своё будущее. Цветы отдают насекомым нектар и пыльцу и получают опыление, возможность продлить жизнь рода. И где товар и стоимость, и где деньги? И кто, наконец, виноват? Для туземцев бусы были ценнее золота, за бусы можно было купить невесту, а золото было ритуальным металлом. Вот. Да. Мера обмена товара на товар. Деньги появляются на рынке как мера ценности меняемого товара, а товар - ценность культуры, рода, племени. 

Если научатся оживлять людей, то Маркса конечно оживят одним из первых и попросят расскзать, что же собственно он написал, и зачем. Но практической проверки его идеи не выдержали. Призрак коммунизма конечно навел шороха на весь мир, но так призраком и остался. Как тысячелетия назад привыкли пахать поле и работать в кузнице, вместо охоты и собирания плодов, так привыкли к конвейеру и конторе. Табуированная идентификация по принадлежности к касте сменилась имущественной, потом управленческой и творческой. Ценности меняются, люди из военных становятся торговцами и политиками и их ценности меняются вместе с их общественными ролями. Крепостные выкупают крепость у помещика и становятся заводчиками, потом покупают дворянство и их дети уезжают учиться из Курска в Петербург, внуки в Оксфорд. А бывшие дворяне разоряются и уходят актерами в театр и революционерами, подрабатывая ночами на том самом заводе, который могли организовать сами, но культура, среда, не создавала им такой необходимости выживать. Теперь элита, высший класс - дизайнеры и программисты. Создатели образов и сред их исполнения.

Перед самой перестройкой в СССР появилась возможность уехать из страны. В основном ехали в Израиль. И один "горский еврей" из Азербайджана тоже решил покинуть одну родину отцов и уехать в другую. Получил вызов от родственников, отправил семью, распродал имущество, дом, квартиру в Баку и осталось ему избавиться только от одной вещицы, золотого портсигара с камнями, который достался ему от отца. Пошёл Яша к знакомому ювелиру, предварительно прикинув, что такая вещь должна стоить не менее тысячи рублей. Грамм 400 золота, изумруд в середине, по краям рубины и сапфиры. Ювелир покрутил вещь, посмотрел на камни, покрутил головой и отдал вещь назад Яше со словами: "Я конечно всё понимаю, но за это я могу дать 600". Яша обиделся и поехал в Москву, решив, что по пути он найдет более сговорчивых покупателей. В Ростове ему объявили 550. В Воронеже 500. В Москве ему посмеялись в лицо и сказали, что в этой стране ему никто не даст за "это" больше 300 рублей. Хорошо. У каждого богатого дяди есть небогатый племянник или бедная любовница. В нашем случае дядя Яша одарил племянника со словами: "Если получится реализовать, пришлешь деньги, меня с "этим" пограничники не выпустят". И племянник, назовём его тоже Яша, остался в Шереметьево с приятной тяжестью в кармане. Конечно, в скупке портсигар уже знали и объявили 200. Яша обратился к одному известному фарцовщику, но тот ему на пальцах объяснил, как образовалась такая стоимость его "вещи", и что да, в этой стране уже купят ее только как лом. Яша упорно побродил по стоматологам и по антикварным скупкам, уронив стоимость товара до 50 рублей. Ценность не изменилась, а стоимость резко упала, даже не дойдя до денег.

Здесь в рассказе появляется русская девушка, той самой породы, которая в сказках и поговорках. Яшей её назвать неудобно. Да она и не стала бы откликаться на Яшу. Допустим, её звали Маша. Когда Яша показал ей портсигар, Маша рассмеялась. И рассказала Яше анекдот про наградной портсигар, которым награждали друг друга герои гражданской войны, и надпись на портсигаре гласила: "Поручику Голицыну от князя Вяземского". Неважно кому и от кого. Но товар с надписью приобретал прибавочную стоимость, легенду, принадлежность к истории, культуре, становился из личной ценности общественным достоянием. Яша вежливо поцеловал Машу и отправился к знакомому художнику, что жил рядом с цирком на Вернадского и рисовал свидетельства о рождении уезжавшим в Израиль русским, грузинам и прочим 150 национальностям, населявшим СССР. 

Сначала была идея написать "Лермонтову от Мартынова", или "Любезному другу Пушкину от семьи Дантесов", но, как известно, "жадность губит фраеров". Соучастники поговорили с искусствоведами от культуры и вняли совету "не сильно портить историю". Вещь с Кавказа, время создания - конец 19 века. Решили, что это подарок Рериху от неких тайных поклонников. Выяснилось, что в 20-е годы Рериху с Кавказа привезли в этом портсигаре какие-то сакральные письмена, письмена пропали, а портсигар попал в богемную тусовку, пользовался им Маяковский, Есенин расплачивался им за карточные долги. В журнале "Антиквар" вышла заметка-воспоминание о романе Есенина с Дункан и вскользь упоминание портсигара. Потом обнаружился сам портсигар с нацарапанной, плохо различимой надписью на внутренней стороне крышки: "В дар Учителю. 1922". Супруга художника, работавшая в одной не широко известной галерее куратором по супремативному искусству, написала заметку в газету "Культура" о неожиданной находке, переданной вдовой друга приятеля знакомого поэта. Ну Рерих. На одном из аукционов Музей Востока приобрел портсигар за 2500 рублей. Яша получил на руки 1500 с учетом затрат на промоушн, атрибуцию и текущие затраты (коньяк, шоколад, кружевное бельё).

Яша старший и его портсигар встретились на выставке восточного искусства в Хайфе через два года после описанных событий. Дядя сразу сделал вызов в Израиль своему племяннику и его законной супруге Марии. У них и сейчас там какой-то семейный бизнес.

Так. Мы про что? Да. Капитал. Книги необходимо читать. И учиться понимать не только прочитанное, но и написанное. Мало ли, кто, кому, о чем пишет.

 

Опубликовано в Water