Суббота, 03 октября 2020 13:28

Клуб ночной песни

Автор
Оцените материал
(0 голосов)
кудрин
 
Михал Иваныча пригласили в Клуб Ночной Песни, реально. Клуб работал только по ночам, вход в него был только для отобранных. Первое заседание Михал Иваныч тупо проспал, ну не смог он заставить себя ехать на последнем поезде метро куда-то на Малую Лубянку, а там по схеме, потом с встречающим, пароль в почте, подтверждение в смс, ну муть, реально...
 
Но второе письмо он проигнорировать не смог. Ему там напомнили, что "отобранным" нельзя сомневаться и не замечать Приглашения, на первое время его прощали, но обещали вычеркнуть. Вычеркиваться Михал Иваныч не решился и поперся в Центр из своего любимого Задубья.
-Телефон не забыл? - спросила на прощенье супруга, - мандат, деньги, ключ?
- Сама ты ... , - подумал Михал Иваныч, но проверил документы, телефон и ключи.
Тем не менее все это у него отобрали на входе в КНП и выдали брелок с номером и кнопками...
- Для голосования, - ответил гардеробщик на немой вопрос ..
 
В Клубе действительно пели, это был вариант караоке, но не с экраном, а с живыми исполнителями, за исполнение которых можно было голосовать. Пели всякое разное, в основном советские песни, разносили недорого воду, чай, кофе и печеньки. Ближе к утру на сцене появился вдруг помощник Президента РФ Песков и объявил, что сегодня, единственный раз в жизни Клуба на сцене будет вся элита РФ... Все человек триста в зале встали и дико захлопали в ладоши и стали кричать "браво" и "любо"... Михал Иваныча тоже торкнуло, видимо с чая и печенек, и он тоже поддался общему психозу, что-то невнятно выкрикивая...
Под шум зала медленно отъехали кулисы и все ещё активнее и громче зааплодировали и закричали.
 
На сцене за барабанной установкой сидел Алексей Кудрин, на бас гитаре играл Лавров, на саксофоне Сечин, клавиши перебирал Миллер, на соло гитаре и у микрофона стоял Сам, в освещении двух "пушек", создающих эффект "объема". За ансамблем стоял хор из членов Правительства и сотрудников Аппарата Президента РФ под руководством Дмитрия Медведева.
Сам резко повернулся и резанул ритм.
 
Вместо тепла - зелень стекла
Вместо огня - дым
Из сетки календаря выхвачен день
Красное солнце сгорает дотла
День догорает с ним
На пылающий город падает тень
Перемен!
Требуют наши сердца
Перемен!
Требуют наши глаза
 
Зал просто зашелся от восторга, стены тряслись, кресла ломались, свет мигал в ритм песне...
 
В нашем смехе и в наших слезах и в пульсации вен
Перемен!
Мы ждём перемен!
Электрический свет продолжает наш день
И коробка от спичек пуста
Но на кухне синим цветком горит газ
Сигареты в руках, чай на столе
Эта схема проста
И больше нет ничего
Всё находится в нас
Перемен!
Требуют наши сердца
Перемен!
Требуют наши глаза
В нашем смехе и в наших слезах и в пульсации вен
Перемен!
Мы ждём перемен!
Мы не можем похвастаться мудростью глаз
И умелыми жестами рук
Нам не нужно всё это, чтобы друг друга понять
 
- Это точно, - думал Михал Иваныч, получая у портье свои вещи, - им точно не нужно все это, чтобы друг друга... И схема проста..
Метро начинало работать только в 6 утра, К подъезду Клуба подъезжали и отъезжали автомобили..
- Как на автосалоне, - поймал себя на мысли Михал Иваныч, - такого разнообразия то и не встретить вот так просто...
 
- Так Вы Его ждете? - к Михал Иванычу подошёл чем-то неуловимо знакомый гражданин, - зря ждете, они через специальный подземный ход уехали. И вообще, говорят, это голограмма была, а не живые люди. А как Вы относитесь к тому, что вся Вселенная вокруг нас - голограмма? Майя? Иллюзия? Вы случайно не общаетесь с инопланетянами?
- Нет, не общаюсь, - сказал Михал Иваныч, и не соврал, он действительно не видел своих инопланетян уже с месяц, или два.
 
И только тут до него дошло, как он оказался среди "отобранных"...
- Знал я одну Майю, - вслух сказал Михал Иваныч, пытаясь не выдать своего волнения, - одна сплошная иллюзия, и вселиться пытается с первого свидания к тебе в квартиру, прямо голограмма наглая ... вроде ни грамма не приняла, а уже и оголяется...
- Шутите? - оторопел собеседник и отодвинулся...
- Почему шучу? - обиделся Михал Иваныч, - посадили эту Майю за мошенничество с квартирами и злостную проституцию, ну все, пока, мне на космодром надо успеть, - Михал Иваныч резко повернулся и пошел вниз, к Метрополю, к Театральной площади, потом мимо памятника Карлу Марксу, к станции метро, которая совсем недавно называлась "Площадь Свердлова", а кто такой был этот Свердлов и за что его именем назвали площадь...

 

Больше приглашений в Клуб Ночной Песни не приходило. Вычеркнули. Но Михал Иваныч чувствовал гордость, что не сдал инопланетян какому-то там Свердлову, несмотря на размягчение мозга песенками и иллюзиями причастности к Элите...

Прочитано 64 раз
Другие материалы в этой категории: « Сам себе росатом ...
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии